Touch of Evil

Черт знает сколько лет не читал повестей Брэдбери и совсем забыл, как это может быть прекрасно.

Место действия: Венеция, штат Калифорния. Взаправдашний город, дающий сто очков любому выдуманному — когда-то построенный, как Ксанаду, по прихоти магната, с каналами, мостами и гондолами, а к сороковым годам полузаброшенный и обжитый нищими стариками; с парком аттракционов, который вот-вот снесут, и туманом, то и дело приползающим со стороны океана. (Something wicked this way comes, разумеется.) Герой: представьте себе, молодой писатель-неудачник. Время от времени пристраивающий в дешевые журналы странные рассказы — про сирену в тумане, звучащую как голос неведомого морского чудовища, или про человека, которого преследует ветер. И каждая глава как подарок: в одной одной оперная дива в отставке утешает своего юного друга записями Пуччини и Бизе, в другой местный детектив устраивает себе персональные джунгли прямо посреди города, в третьей хозяин уходящего ко дну кинотеатра собирает друзей и ночь напролет крутит любимые немые фильмы.

А я параллельно читаю книгу интервью Орсона Уэллса с рассказами и про немое кино, и про нуар, и про Голливуд тех же сороковых. И смотрю эти фильмы, все эти прекрасные черно-белые фильмы, с мужчинами в шляпах, с женщинами в платьях, где злодеи — злодеи или просто живые люди, но никак не герои, где добро не может не победить, и где самое прекрасное — то, как в каждом мужчины дружат с мужчинами (и никому из них не приходится объяснять окружающим, что он не гей). Редко бывает, чтобы все, что читаешь и смотришь, так крепко и интересно переплеталось, но как же это хорошо.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *