Напряженной творческой жизнью

Завязав с музыкой, Россини жил в Париже напряженной творческой жизнью: угощал друзей. Рано растолстев, он неохотно выходил из дому, передвигался медленно: своего экипажа не держал, а когда вызывал наемный, требовал, чтобы лошади были старые или уставшие. Тем не менее, услышав, что в лавку Канавери привезли пасту из Неаполя, неотложно отправился туда. С трудом поднял себя на третий этаж, еще от двери увидел, что паста не неаполитанская, а генуэзская, и стал спускаться.

Петр Вайль. Слово в пути. 238

5 комментариев

  1. «Завязав с музыкой» — всё-таки звучит ужасно.
    К Вайлю всегда относился настороженно — проскальзывает у него периодически что-то подобное и это мешает принимать его всерьез.

    Кроме того, Россини действительно перестал писать оперы, но как раз в последнее десятилетие в Париже он пишет очень любопытные фортепианные пьесы.

  2. Мне кажется, Вайль намеренно пользуется разговорными оборотами — и именно для того, чтобы его не воспринимали слишком всерьез, чтобы дружеский рассказ не превращался в вещание «ценителя и знатока».

    Про пьесы Вайль упоминает, да и с биографией Россини знаком далеко не так поверхностно, как может показаться из цитаты 🙂

  3. Возможно, что и специально. Но уже и не разговорное как бы, а что-то из блатного языка. Который, впрочем, давно уже вошёл в обиход, чего уж тут )))

    Чувствую, придется все же прочитать при случае — я как раз недавно в магазине размышлял, нужно ли оно мне )))

  4. А вы полистайте при случае, прочитайте какое-нибудь эссе целиком — и вопросы о нужности отпадут сами собой, как мне кажется;)

    Еще более современный — «сделавшись дауншифтером…»

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *