Аля Кудряшова. Открыто

С год назад мне подарили сборник Али Изюбрь Кудряшовой. Редко читаю современных авторов, а тут взялся и не жалею. Есть особое удовольствие в узнавании реалий, мелких деталей из жизни своей или круга своих знакомых, важных для твоего поколения авторов и текстов. То есть удовольствие — помимо художественных достоинств — происходит оттого, что ты и автор ходили по одному и тому же городу, слушали одну и ту же музыку, читали одни и те же книжки. Точнее, тебе кажется, что ты и автор читали одни и те же книжки.

Первое, что приходит на память — Бродский. Собственно, как его не читать и не впитать, если ты живешь в том же городе. Вот например:

Я узнаю себя в чуть-чуть в любом прошедшем человеке, отныне, присно и вовеки я буду жить куда хочу, куда прикажет глаз и нос, куда меня несет кривая, туда и побегу — живая настолько, что самой смешно. Но что-нибудь останется во мне —
Живущем или мертвом человеке —
И вырвется из мира и извне
расстанется, свободное навеки.

Самое любопытное, что легкое, почти музыкальное кружение стиха напоминает раннего Бродского (его текст датирован 61-м годом), а анжамбеманы — позднего.

Или вот стихотворение про «уездный гор./уездный N.»:

И в этом уездном N. неплохой приют,
и номер не так уж дорог, второй этаж,
И чай хорошо заваренный подают,
И вечером после ужина экипаж.
И есть куда ехать — и опера, и балет,
Цетральный парк, петровских времен собор…

Похожее описание более-менее воображаемого города, со списком достопримечательностей было у Бродского в «Развивая Платона». Ну а сам «уездный N.» — это почти «Уездный город N.» из песен Майка Науменко. Кстати о Майке: фраза «сидеть на белой полосе» проскальзывет в первом тексте.

А один текст напомнил «Детство» Ричарда Олдингтона в переводе М. Зинкевича (я читал его в переиздании «Антологии новой английской поэзии», а в сети так и не нашел). Оба стихотворения написаны про не самые приятные моменты детства (текст Олдингтона так вообще мизантропский), оба написаны верлибром. Вот для сравнения концовки того и другого:

С тех пор я не люблю химию.
Зачем мне наука,
В которой деревья сгорают
Насовсем?
Поэтому у меня не будет ребенка,
Я не положу куколку в спичечную коробку,
Чтоб бражник осыпал яркую пыльцу,
Ударяясь крыльями о стенки тюрьмы.

В общем, не книга, а настоящий подарок для книгоголика. Еще раз спасибо подарившей ее Melesenta.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *